Мнения и комментарии
9 Августа
Перед финальным забегом мой тренер сказала мне только два слова: «Девочка, вперед!» И я пошла, четко осознавая, что это моя последняя Олимпиада и поэтому я должна сделать на дорожке все, что могу
Фото: РИА НОВОСТИ

Выиграв финальный забег на 400 метров с барьерами, 31-летняя Наталья Антюх из Санкт-Петербурга принесла России третье «легкоатлетическое» золото и одиннадцатое в неофициальном командном зачете XXX Олимпийских игр:

- Сразу после окончания церемонии награждения кто-то из российских журналистов поздравил меня с титулом двукратной олимпийской чемпионки и тут же спросил: считаю ли я сама себя таковой? Нет, не считаю, поскольку золотая олимпийская медаль, которая вручена мне здесь в Лондоне, у меня первая и единственная. Других нет.

Действительно, два года назад в средствах массовой информации появилось сообщение о том, что я и мои подруги по эстафетной команде 4х400 метров – Олеся Зыкина, Наталья Назарова и Олеся Красноармеец, завоевавшие серебряные медали на Олимпийских играх 2004 года в Афинах, получат золотые, поскольку, якобы, призналась в употреблении допинга и согласилась с дисквалификацией американка Кристалл Кокс, которая тогда бежала в полуфинальном забеге в составе сборной США, выигравшей в финале золото. Ничего до сих пор мы не получили, да и я сама не жажду, поскольку считаю только то, что завоевано непосредственно на легкоатлетической дорожке. Вот бронзовая награда, выигранная там же в Афинах в индивидуальном беге на «гладких» четырехстах метрах, – это совсем другое дело! Эта медаль – одна из самых для меня дорогих, и всегда будет лежать рядом с нынешней, золотой. Она сама, как золотая, поскольку была первой, которой я, в то время еще мало кому известная спортсменка, добилась вместе со своим тренером Екатериной Юрьевной Куликовой. И нынешняя победа, безусловно, корнями оттуда.

Екатерина Юрьевна, с которой мы уже много лет, в полной мере разделила со мной этот успех. Я благодарна врачам, массажистам нашей сборной, чей вклад в эту победу тоже трудно переоценить. Уже позвонила своим близким людям, всегда и во всем поддерживающим меня, – бабушке, брату – услышала много восторженных слов в свой адрес, почувствовала их неподдельную радость, подарившую, в свою очередь, мне много положительных эмоций. Постепенно начинаю реально осознавать, что стала олимпийской чемпионкой.

Когда впервые реально поверила, что эта вершина мне доступна? Наверное, два года назад на чемпионате Европы в Барселоне, где заняла первое место с очень хорошим результатом. Тогда впервые подумала, что в Лондоне надо будет реализовать этот потенциал еще в большей мере. Однако нынешний олимпийский сезон начала не так, как мне бы хотелось, что было связано с некоторыми проблемами со здоровьем. Поэтому решила закрыться от всего, отказаться от выступлений и с головой уйти в тренировочный процесс. Екатерина Юрьевна все грамотно сделала. Еще раз хочется ее за это поблагодарить.

Свой первый старт в этом году я сделала в конце мая на «Golden Gala» в Риме, где была седьмой со скромным временем 55,83. Потом было третье место на международном турнире в Праге, где пробежала уже лучше – 55,34. Далее – Европейский фестиваль в польском городе Быдгощ – 54,50… Постепенно результаты улучшались. На предолимпийском отборочном чемпионате России в Чебоксарах показала 53,40, лучший на тот момент результат сезона в мире, а уже здесь, в Лондоне, в полуфинальном забеге – 53,33. Это было лучшее время среди участников финала.

Помогло ли это мне в психологическом плане? Не думаю. Я вообще человек самокритичный, не любящий пристального внимания к своей персоне. По мне вообще лучше всегда оставаться в тени. Вот, например, здесь в микс-зоне сразу после окончания финального бега иностранные журналисты набросились: «Говорю ли я по-английски?». Моих познаний в этом языке вполне хватает, чтобы дать интервью, но я ответила, что не говорю. Почему? Просто не хочу. Может быть, это неправильно: некоторые наши спортсмены раздают западным СМИ интервью направо и налево, а я не хочу. Такой характер…

Результат 53,33, безусловно, давал надежду на победу в финале, но у меня почему-то перед решающим забегом не было внутренней уверенности. На разминке даже спросила у Екатерины Юрьевны: все ли правильно делаю? «По картинке», говорит, все нормально. А у меня все равно внутри была какая-то скованность и вялость. Так, наверное, нервная система сработала, чтобы снять предстартовое напряжение. Каких-либо долгих тренерских установок и напутствий перед стартом не было. Екатерина Юрьевна ограничилась двумя словами: «Вперед, девочка!». И я пошла, четко осознавая, что это моя последняя Олимпиада и поэтому я должна сделать на дорожке все, что могу.

Получилось, считаю, неплохо. Даже не думала, что выбегу из 53 секунд. Было бы, наверное, еще быстрее, но после трехсот метров замельтешила. Развила высокую скорость и на последний барьер выходила не с пятнадцатью, а с шестнадцатью. Стало тесно, что, наверное, и создало некоторые проблемы на финише. Американка Лашинда Демус здорово накатила. Я не видела ее, но чувствовала ее по правую руку. Именно эту соперницу я опасалась больше всего. Мы с Екатериной Юрьевной изучили перед стартом, конечно, всех. Возможности каждой я прекрасно знала, в том числе и возможности Демус, но она из тех бегуний, о которых говорят «непредсказуемая». И едва, вы сами все видели, не отняла у меня победу. Упала в последнем своем рывке в финишных клетках, и я не сразу поняла, что именно я стала чемпионкой. Только когда на табло загорелась первая буква фамилии победителя огромнейшее напряжение ожидания итоговых результатов ушло. Нас разделили всего семь сотых секунды, но эти мгновения золотые… Теперь журналисты у меня спрашивают: «Что дальше: мировой рекорд, который теперь стал ближе, чемпионат мира 2013 года в Москве или следующие Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро?». Из всего перечисленного пока исключаю только Игры-2016.
Лёгкая атлетика